Фото села кучугуры

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Феодосия Отдых в Феодосии 2017


кучугуры села фото

2017-09-20 16:43 Отдых в Пляхо на Черном море в 2017 году гостиницы и частный сектор, гостевые дома с Города и курорты на Азовском море и другие населенные пункты вблизи и на побережье




На сочинской олимпиаде турецкий фигурист продемонстрировал зрителям пять тулупов, три дублёнки и один куртка кожаний харощий ошень.


Заплатил налоги,спи спокойно.(Надпись на надгробии).






Порой несдержанность и слабость силы воли, Рождается, растет и получает двойки в школе.


Недавно хороший знакомый рассказал. Работал он начальником цеха на большом нефтехимическом заводе. Помимо прочих объектов в цехе у него была маленькая насосная для подачи воды в систему пожаротушения завода. Насосная работала, естественно, постоянно, но работал один насос, а другие стояли в резерве. Работа машиниста в этой насосной непыльная, и работали в ней пенсионеры. И один из машинистов был очень заслуженный дед лет около семидесяти. У деда была примечательная биография – он воевал и достойно, после войны был репрессирован и отсидел лет восемь, после реабилитации и возвращения всех боевых наград закончил институт и работал на строительстве, а затем и на уже работающем заводе. Но инженером работал немного – ушел в рабочие и так и работал всю жизнь машинистом насосов и компрессоров, а с выходом на пенсию перешел в эту пожарную насосную. За строительство и в период работы на заводе получил еще орден и медали. В общем, ну очень заслуженный был дед. Работать собирался до самой смерти; говорил: пусть меня завод и похоронит. И вот как-то ночью кто-то из проверяющих обнаружил его спящим, написал докладную, и пришлось вызывать его на комиссию в цех и определять наказание. И вот сама история. В кабинете у начальника цеха сидит комиссия: начальник цеха, зам, технолог, предцехкома. Приходит этот дед, в назначенное время, входит в кабинет и спрашивает: - Судить меня, значит, будете? Начальник цеха говорит: - Ну, что вы, какой суд? Вот у нас докладная, надо принять меры… Вы же понимаете? И в ответ слышит: - Ну что ж, судите, принимайте меры… Только я прошу, чтобы меня уж судили равные мне. Пусть вот за этот стол сядут участники войны, которые воевали, как я. Все молчат, растерялись. А дед продолжает: - Прошу за этот стол репрессированных во времена культа личности. Все опять молчат. Дед опять продолжает: - Прошу сесть за этот стол награждённых орденами и медалями за строительство этого завода. И опять нет таких. И тогда дед говорит: - Ну, тогда мне здесь и разговаривать не с кем. Повернулся и вышел из кабинета. Было это в конце восьмидесятых годов, и, конечно, не было среди сидевших в кабинете ни участников войны, ни репрессированных, ни участников строительства завода. Знакомый рассказывает: - Мы посидели, посмеялись, написали ему выговор и разошлись. А после этого в насосную поставили замок, чтобы можно было закрываться изнутри.